Юрий Лоза и группа Примус

25.08.2011

Лоза и Примус – почти мистическая история

Отношения Юрия Лозы и группы Примус никогда не складывались однозначно и ожидаемо закономерно. Их можно охарактеризовать как цепь случайностей и эпизодов, которых могло и не быть, а, случись это все в другое время, то и не могло быть вовсе.

Лоза и Примус – почти мистическая история

Легендарный казус, с которого все началось, требует небольшой предыстории. Все началось с того, что в 1983 году основатели группы Ангелюк и Боднарь «разжились», одним им известно где, дефицитнейшей на то время электронной аппаратурой западного образца, «отягощенной» недосягаемыми для наших тогдашних музыкантов вокодером, секвенсором и некоторыми другими полезными вещами, значительно расширяющими возможность записи. Недоумевающий по поводу отсутствия на родной эстраде аналогов Рокетса или Крафтверка с их роботизированными голосами отечественный зритель не знал, что наши музыканты попросту лишены таких возможностей по причине отсутствия вокодеров и им подобных вещей. И вдруг в руки наших ребят попадает классная студия!

Это была почти музыкальная революция в стране. Закономерно дальнейшее формирование стиля исполнения группы определяется именно возможностями аппаратуры. Пишется первый электропоп-альбом, своего рода музыкальный эксперимент в стиле «космический робокоп», имевший свои недостатки, видимо, исходившие из спешки и пренебрежением поиска свежих Sci-Fi звучаний. Амбициозные замыслы «Примуса» выдает английский язык исполнения и некая забойность в стиле западных стандартов. Прицел идет не больше, не меньше, чем на мировую известность! Старт процессу уже дан, и тут на пороге Примуса в поисках студии для записи появляется Юрий Лоза с практически готовым материалом. Поистине взаимный подарок судьбы! Ангелюк, с которым они до этого выступали в группе Бари Алибасова, по случайности именно в это время отлучается на несколько дней по делам.

Подготовка знаменитого и ставшего впоследствии легендарным альбома «Путешествие в рок-н-ролл» и его запись были сделаны в рекордно-короткий срок – практически за один день. Юрию помогает лидер группы Боднарь. Однако отношения Лозы и Ангелюка не ладятся, и Юрий покидает группу. Тем не менее, записанный альбом руками культуртрегеров запускается в публику, точно попав на пиковый бум своего времени, и начинается его победоносное шествие по стране.

При этом в начало альбома попадает фраза о том, что, мол, для вас, дорогие слушатели, играет группа Примус. Возвращается Ангелюк, который приходит от этого в ярость. Не рад такому повороту событий и Юрий Лоза. Но изменить уже ничего нельзя. Вокруг альбома поднимается шумиха, и понятие группы Примус складывается однозначное и неделимое. Однако при всем суперуспехе альбома публика жаждет не английских песен, а продолжения в стиле «девочка в баре», ставшей хитом подпольной музыкальной индустрии.

Пишется новый альбом, в который из старого переходят 4 песни, в.т.ч. и две единственные, написанные на русском языке. Хитом альбома становится «Fight, fight, fight». Параллельно второй альбом пишет и Юрий Лоза, и, несмотря на то, что на этот раз он выпускается под его именем, продолжается путаница. Примус пытается дистанцироваться от «лозовских» ассоциаций и даже меняет вывеску на «Группу Ярослава Миронова». Впрочем, на дворе 1984 год, поп-индустрия все еще в подполье, возможно, это делается в конспиративных целях, а может и то, и другое. Народ путается в понятии «Новый Примус», и в качестве консенсуса на одну сторону пленки для продажи пишется Лоза, на другую – Примус.

Юрий в скором времени присоединяется к группе «Зодчие», выпускает с ними два альбома «Тоска» и «Огни эстрады», и почитатели более уже не ищут его в Примусе.

Что касается последнего, то группа на три года исчезает со сцены, и лишь в 1988 году на свет выходит её альбом со странным названием «Привет Лозе». Оригинальным оказывается лишь название, сам стиль теряет свою мелодичность, но приобретает приблатнённые, а порой и явно китчевые «заносы», в целом, альбом нельзя назвать удачным. Далее все получается еще хуже.

Ангелюк выходит на ЦТ с девизом отхода от подпольной музыкальной индустрии и переходом к чистой попсовой коммерции. Свое видение нового времени он подкрепляет демонстрацией изуродованной песни «Fight, fight, fight» в своем исполнении, чем приводит в шок ошарашенную публику. Финал был очевидным и закономерным – более этого исполнителя на сцене никто не слышал и не видел.

Однако тень Юрия Лозы витала вокруг Примуса еще долго. И являлась она в образе некоего загадочного Юрия Царева, ставшего автором нескольких песен неожиданного альбома «Примус-1» (без каких-либо сопроводительных объяснений) и его аккомпаниатором на клавишах. Мистика заключалась в том, что в то же самое время Юрий Царев встречался и на концертах Ю. Лозы.

Впрочем, Юрий Лоза до сегодняшнего дня поет и творчески здравствует, а ангелюковский Примус, еще раз перетрансформировавшись на этот раз в Примус боднаревский и став уже совершенно безликим, еще раз появился на телевидении и бесследно исчез.